Р У Б Р И К И

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
КУЛЬТУРА
НАУКА И ТЕХНОЛОГИИ
ОБРАЗОВАНИЕ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
ЭМИГРАЦИЯ
ОБО ВСЕМ
ТУРИЗМ И ОТДЫХ

ОБРАЗОВАНИЕ

[ 04.05.2004 ]

Школа в Мексике

Со школой - целая эпопея. Здесь начался учебный год еще 20-го августа. Севка шел в школу с радостью и интересом. Перед занятиями в первый день было что-то подобное нашей торжественной линейке. Представители властей и 'гороно' в президиуме, для родителей стулья, дети вокруг площадки стояли с учителями


Нужно сказать, что местное 'первое сентября' меня мало впечатлило. Скучные выступления - от парткома, от месткома, в духе наших благодарственных речей партии и правительству. Только здесь благодарят верховные власти за бесплатные учебники, а местного губернатора - за комплект школьных пособий каждому ученику и за содействие в постройке новых учебных классов.


Началось все, правда, с выноса мексиканского знамени и я смогла пронаблюдать проявление местного патриотизма: когда выносили флаг (как у нас две девочки и два мальчика, в белых перчаточках и еще в красных беретиках), все встали и держали руку у груди, а потом в какой-то определнный момент что-то выкрикнули и руку вскинули почти как 'Хай Гитлер', только не в верх а перед собой, потом все пели нациоанальный гимн. Я видела его текст, очень похоже на 'Марсельезу'. Дети едва ли понимают одну треть из того, что там написано. Ну не важно.


Кроме речей было выступление какого-то фольклорного ансамбля. Сразу бросилось в глаза, что учителя детям не делают замечаний, поэтому под конец стоял такой гул и бардак, что не было слышно уже никаких речей. Дети постепенно начали разбредаться, сели на корточки, разговаривая между собой.


Вид школы очень непривычен для нашего глаза, но помещения построены, говорят, учитывая местный климат. Это несколько небольших, не найду нужного слова, павильонов, в каждом по два-три класса, вход прямо с улицы, никаких корридоров. Несмотря на то, что детей очень много - классы маленькие. В некоторых есть большие парты на два человека как у нас, но в большинстве классов, малюсенькая парта (стул с небольшим подлокотником, переходящим в небольшой столик), так что никакой речи о правильной осанке, да в итоге и о хорошем почерке быть не может.


Я пошла домой, Сева остался. Часа через два (раньше чем мы ожидали) приходит мой ребенок домой весь в слезах и со словами, что он в эту школу больше не пойдет. А через пять минут прибежал соседский мальчик, который учится в его классе и сказал, чтобы Сева быстрее возвращался в школу, и что занятия еще не кончились, а началась только перемена. Потом с Севиных слов я поняла, что в школе на уроке царит тот же бардак, что и на торжественной линейке. Сева, привыкший к идеальному порядку и дисциплине, был в шоке. Он сказал, что это не школа, и это не учитель, и это не ученики. Мне пришлось проводить Севу в школу (это в пяти минутах ходьбы) и поговорить с учителем и объяснить ему ситуацию.


Вернулся во второй раз Сева уже в лучшем настроении, но к учебе, а точнее к возможности чему-то научится в этой школе он относится скептически. Говорит, что уроков, как таковых нет, это больше похоже на русскую продленку (причем тогда, когда учитель вышел из класса), то есть по-прежнему шум, гам, разговоры, и пока никакого намека на дисциплину.


В первый день Сева расплакался из-за того, что ему трудно было написать по-испански ответы на вопросы (типа, что ты ожидаешь от нового учебного года и прочее), но теперь проблем с учебой нет, несмотря на то, что я не учила его писать, он сейчас уже пишет очень быстро (им разрешают писать печатными буквами и карандашом, чтобы можно было исправлять ошибки), в классе, списывая задание на дом с доски, он освобождается быстрее всех, и говорит, что большинство детей пишут и читают хуже, чем он, а ведь они уже учатся в четвертом классе.


Выдали им бесплатные учебники (за символическую цену по одному песо за каждую книгу). Учебники просто шикарные, и в смысле оформления, и в смысле материала, наши учителя только могут помечтать о таких, но видимо методика преподавания здесь так отстает (или она совсем другая), что толку от хороших учебников в итоге очень мало. Мы, конечно же, будем с Севой заниматься дополнительно, может быть даже по тем же самым учебникам.


Как я поняла, здесь учеба вообще не является приоритетом, точнее родители отправляют детей в школу, а чем они там занимаются, это уже не важно. Главное, чтобы ребенок пошел в школу чистым. В школе нормально заниматься, как я уже поняла, возможности нет, а дома, когда, например, в семье трое-четверо детей и живут все в небольшом домике, как наш, заниматься тоже нет никаких условий. Вобщем, я буду интересоваться, узнавать у других русских про другие школы, возможно частные, где, как говорят, порядок и дисциплина намного лучше.


Мне сейчас главное, чтобы мой ребенок не разболтался и не разленился, видя, что здесь можно учиться спустя рукава. Впрочем, ему и в России не нравилось, когда другие дети баловались на уроках и мешали делать задания, в этом отношении у меня был примерный и серьезный ребенок. Здесь, правда, есть очень большой соблазн - возможность гулять целые сутки напролет. Так что мне приходится его уже ограничивать и организовывать хоть какой-то распорядок дня.


Еще несколько слов о школе. Прежде чем туда записаться, мы должны были съездить в секретариат народного образования. Наш другой сосед работает учителем в начальной школе здесь на Ла-Фуенте, он рассказал, куда ехать и к кому обращаться. Местная управа народным образованием только формально аналог нашего облоно, а внешне это и здание раз в пять больше, а народу там работает точно раз в 10 больше, но правда руководят они народным образованием всего штата, да и детей в Мексике побольше, чем у нас, говорят, что классы по 40-50, а то и 60 человек это вполне нормальное явление.


В Мексике начальная школа 6 лет, потом идут три года школы, которую они здесь называют средней - secundaria, и потом еще три года так называемая preparatoria (имеется в виду подготовка в университеты). Всего 12 лет, и дети идут в школу с шести лет. Средняя школа (то есть 9 лет) обязательна. Из-за перегруженности школ вторая смена здесь тоже обычное явление, но говорят, что во вторую смену учатся в основном менее успевающие и менее прилежные ученики. Занятия в школе начинаются в 7.30, а то и в 7 часов утра (из-за второй смены), но на Ла-Фуенте второй смены нет, дети сюда ходят только местные, так что и классы поменьше, и занятия начинаются в 8 часов утра. В сепе у нас попросили перевод севкиного личного дела с оценками и свидетельство о рождении. В России он закончил второй класс. А здесь по возрасту он должен был идти в 4 класс, но по какой-то официальной таблице соответсвий, якобы после нашего русского второго, он должен был чуть ли не снова быть записанным в их второй, потому что у них там написано, что у нас начальная школа - пять лет... Я-то, наслышанная уже о местной школе, хотела, чтобы его определили как минимум в пятый. Слава Богу, что потом назначили экзамены, которые Сева успешно сдал, и нам дали разрешение на то, чтобы ребенка записали в четвертый класс. Но когда я заикнулась насчет пятого класса, меня дружно стали заверять, что моему ребенку будет трудно учиться в пятом классе, теперь я понимаю (и учитель Севин говорит тоже самое), что Сева потянул бы и местный шестой класс.


И вот на сегодняшний день Сева отходил в мексиканскую школу уже четыре недели. Если честно, то отходил без радости и удовольствия (хотя в первый день шел с желанием и интересом). Причин на его недовольство школой несколько, причем они совершенно не те, что можно было предполагать. Я думала, что Севе будет трудновато учиться на испанском языке, и из-за трудностей могут возникнуть проблемы. А все оказалось наоборот, ему слишком легко учиться. Другой ребенок бы радовался, что можно учиться, не напрягаясь, а Севе скучно, и поэтому не нравится. Не нравится ему и отсутствие дисциплины и порядка. Здесь вообще методика работы с детьми, подход к ним совсем другой. Детей здесь очень любят и лелеют, поэтому на них не кричат, не наказывают, их не ругают ни в школе, ни дома.


Здесь много говорят о правах ребенка. С самого детства внушают, что права ребенка (которые изложены в Декларации ООН), его свобода это самое главное. В итоге даже самые правильные положения из этой Декларации (запрет на детский труд, отказ от насилия над детьми, право на обязательное бесплатное образование) на практике принимают самые искаженные формы. По крайней мере, в той школе, где учится Сева, это означает, что учитель не делает замечаний и не успокаивает детей, а дети, которых никогда (ни в школе, ни дома, ни в детском саду) не учили, как себя нужно вести, стоят на головах. Что в итоге получается из урока можно себе представить.


Да и сама организация учебного процесса у меня (да и многих русских) вызывает сомнение и недоумение. Например, в начальной школе отсутствует деление на уроки. Занятия у Севы начинаются в 8 часов, в 10.30 у них большая перемена, а потом с 11 они еще учатся до 12.30. Звонков и других перемен нет. Детям разрешается вставать и уходить в туалет во время занятий, и не только это. Сева говорит, что на уроке стоит сплошной гвалт, учитель, объясняя что-либо или давая задание, даже не пытается перекричать детей. Учиться в таком шуме не легко, но уровень требований к ученикам, очевидно, не так высок, да и задания на уроке детям даются такие примитивные, что нужно быть очень тупым, чтобы с ними не справиться. Сева, со свойственным ему максимализмом, говорит, что здесь ВСЕ дети тупые, он имеет в виду ограниченные, недалекие, неразвитые. Да, с ними можно играть, бегать, гулять, но поговорить - не о чем. Интересов, кроме телевизора и компьютерных игр, никаких. Сева мне говорит, мама, мы с тобой занимаемся, учим новые слова, а мне их даже негде употреблять. В этом смысле на Севу, особенно в последнее время, находит пессимизм, и он говорит, вот бы съездить в Россию, там ведь у него были друзья, с которыми можно было не только играть, но и беседовать. В Гатчине он общался на равных с ребятами, которые на 3-4 года старше его. А здесь дети-соседи либо ровесники, либо моложе, но для Севы они, учитывая их умственное развитие, просто малолетки. Я пыталась его в первые дни успокоить тем, что порядок со временем наведут, что это дети после каникул разболтались, но Сева приходил каждый день с одними и теми же словами, что никаких изменений в поведении детей не наблюдается.


Потом Сева немного поостыл, переключил свое внимание на велосипед, который после долгого простоя ему наконец починили. Но все равно нет, нет, да скажет - не хочу учиться в примарии, хочу сразу в 'сегундарию'. Я уже даже подумываю о том, чтобы выяснить вопрос о переведении ребенка экстерном в старший класс, а то ведь иначе ему в начальной школе учиться еще придется три года, тогда как в России ему оставался только один год.


Теперь несколько слов о тех предметах, которые они изучают и методах их преподавания. Уроки следующие: испанский язык и математика. Они бывают каждый день, и ими занимаются 2,5 часа до перемены. О математике разговор особый. Что касается испанского - то Сева читает, практически, лучше всех - то есть четко, громко, ясно и выразительно. Пишут здесь дети очень мало, и на уроке, да и на дом не всегда задают, а когда задают, то Сева умудряется успевать сделать все задания еще в школе. Говорит, что остальные болтают, пишут очень медленно, отвлекаются, и он успевает сделать домашнее задание еще до того, как другие успевают списать его с доски. В сравнении с русской школой те задания, которые им дают, ни объемом, ни сложностью не отличаются. А так как у Севы навык письма и привычка писать много есть, то ему нетрудно было научиться писать очень быстро, тем более писать разрешают (всем) карандашом и печатными буквами. Такое понятие, как хороший почерк и чистописание, отсутствуют. Я думаю, что это не так уж плохо, ведь в России у Севы (да и не только у него) были проблемы именно с аккуратностью, а здесь в рабочих тетрадях аккуратность не требуется.


Разделения на испанский язык и литературу здесь нет. Предмет один - испанский. С первого сентября мы начали заниматься с ним еще и по учебнику русского языка, вот здесь я требую, чтобы все было более или менее аккуратно, но конечно главное - правильно. Каждый день Сева делает несколько упражнений письменно и устно. Со временем мы начнем заниматься по русским учебникам и математикой, я возьму учебники у тех русских, что здесь живут.


Если говорить о математике, то я много слышала, а вот сейчас убедилась, что за границей (не только здесь, но и в Америке, и в Европе), математика преподается на гораздо более низком уровне, чем в России. То, что они сейчас изучают в уже четвертом классе, это просто детский сад. С заданиями по математике Сева справляется примерно так же, как и по испанскому, говорит, что они долбят одну страницу в учебнике целый урок. Правда у нас в России с математикой чересчур перегибают, особенно в старших классах, нужна, конечно же, золотая середина. А здесь в четвертом классе учат, как находится одно из слагаемых, или вычитаемое, или делитель. То есть элементарное уравнение с одним x. Причем само понятие уравнения даже не вводят - это, наверное, считается сложным. Зато много задач на логику и связь с жизнью (посчитать сколько процентов скидки, сколько можно сэкономить купив то-то и то-то по одной или по другой цене).


Что касается других предметов, то изучают здесь также историю (в четвертом классе это история Мексики, начиная с доисторических времен. Это еще Севе более или менее нравится, потому что что-то новое), географию, естествознание и еще один предмет, трудно перевести его название, 'гражданское воспитание', то есть маленьким, не очень далеким мексиканским детям начинают внушать националистические идеи на примере изучения мексиканской конституции. До этого у нас даже в социалистические времена не додумывались. А здесь каждую неделю начинают с выноса национального знамени и исполнения национального гимна. Хотя может быть это и хорошо, в отличие от России все мексиканцы любят свою Родину, хотя очень многие (при всей своей любви) стараются уехать жить или, по крайней мере, работать в США.


Но я сделала небольшое отступление, вернусь к теме школы. Севе может быть трудно было бы изучать все эти, так называемые, устные предметы, если бы они преподавались так, как в России. Учитель объясняет материал, потом задает учить какой-то параграф, потом на следующем уроке несколько учеников отвечают у доски. Здесь такового нет. По расписанию все эти уроки бывают два раза в неделю, после перемены. По расписанию их бывает два в день, но Сева говорит, что проводится чаще всего один из них, на другой обычно не остается времени. Учитель редко что-либо объясняет. Даже если что-то и объясняет, то его голос тонет в жутком шуме. Чаще дети вслух читают параграф, а потом письменно отвечают на вопросы. Вопросы, как правило, требуют односложного ответа (несколько слов или одно, ну максимум два предложения). Очень часто задание на дом, это срисовать какую-нибудь картинку из учебника или написать доклад. Доклад это значит списать текст все из того же учебника на отдельный лист и, вот в этом случае, красиво оформить, разрешают даже приносить распечатку на принтере.


Есть, правда, задания и посложнее, например сделать макет Солнечной системы, вот это уже настоящий труд - только не для учеников, а для их родителей. Учебники, которые им выдали бесплатно, ничего не могу сказать, очень хорошие. Еще вдобавок к учебникам учитель предложил сдать по 80 песо и купить большую, яркую, красочную тетрадь с заданиями по всем предметам. Часть заданий будет даваться по этой тетради. На практике это означает то, что например по математике никто не будет требовать, как в России, правильного оформления задачи - ведь в этой тетради уже все написано, и ученику остается только вписать ответ. Раньше они вопросы по разным предметам списывали с доски в тетрадь, а теперь даже списывать не нужно будет - все вопросы уже даны в тетради. То есть жизнь ученикам упрощают до предела. Трудно сказать, хорошо это или плохо. В нашей школе детей перегружают, здесь недогружают.


Чтобы занять Севины умственные способности я предложила ему начать изучать английский язык. Здесь знать английский считается так же престижным, как и у нас. В начальной школе его не изучают (только в некоторых частных школах, и то там поэтому по 50-60 человек в классе, какой уж может быть английский), а в средней школе преподавание ведется не на самом высоком уровне (впрочем как преподавание большинства остальных предметов). Мне сказали, что здесь лучше всего преподаются предметы типа биологии или естествознания. Может быть. Поживем-увидим.


Есть, говорят, и школы, где получше с дисциплиной. Здесь начальные школы находятся, чаще всего, отдельно от средних. Это неплохо, по крайней мере старшеклассники не бьют и не обижают младших, как это частенько бывает у нас. Здесь вообще дети менее агрессивные, таких драк, которые бывают в школах между детьми в России (а в Севиной школе в Гатчине, и именно в его классе, где было 6 девочек и 20 мальчиков это было проблемой) здесь, слава Богу, нет.


Кроме вышеупомянутых предметов у Севы в школе есть еще два раза в неделю физкультура. Ни рисования, ни музыки, ни труда, этого ничего нет. Есть только странный предмет, который каким-то непостижимым образом пытается объединить это все, и называется он 'художественное воспитание'. Но это слишком гордо звучит.

Подготовлено по материалам сайта "russianwomenmagazine.com"


страницы: 1


Статьи по теме:
  • Немецкий в Вене. И не только
  • Как стать топ-менеджером
  • Корабли уходят в Министерство образования
  • 'Language в доме учителя'






  • Главная | Новости | Форумы | Германия | Чехия | Греция Туризм Top100