Р У Б Р И К И

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
КУЛЬТУРА
НАУКА И ТЕХНОЛОГИИ
ОБРАЗОВАНИЕ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
ЭМИГРАЦИЯ
ОБО ВСЕМ
ТУРИЗМ И ОТДЫХ

ТУРИЗМ И ОТДЫХ

[ 27.05.2004 ]

На острове графа Монте-Кристо

В Тирренском море, на полпути между Италией и французской Корсикой, высится гранитная глыба. Это остров Монтекристо, где герой знаменитого романа Эдмон Дантес, бежав из заточения, нашел спрятанные сокровища


В наши дни Монтекристо — заповедная зона, доступ туристам крайне ограничен. Но нашему корреспонденту в Риме Олегу ОСИПОВУ фортуна улыбнулась.


'Граф Монте-Кристо' — это история о романтической любви и справедливом возмездии за ложь и предательство? Или граф Монте-Кристо — мифологический олигарх, быстро и не очень честно сделавший огромное состояние? Если это так, то его 'пирамида' — впечатляющая скала розового гранита в 'офф-шорной' зоне Тирренского моря. На этом клочке суши Эдмон Дантес, бывший заключенный, обвиненный по ложному доносу в связях с узурпатором, то бишь с Наполеоном Бонапартом, сказочно обогатился. В блеске бриллиантов и с дворянским титулом Эдмон буквально врывается в высший свет Парижа. И все — благодаря острову, название которого Дантес использовал для своего графского титула.


Сегодня — главное сокровище острова Монтекристо, входящего в Тосканский архипелаг, уникальная флора и фауна. Никто не имеет права приближаться к острову менее чем на милю. А тем более 'дикарем' высаживаться на берег. Нарушителя ждет уголовное наказание. Монтекристо считается заповедником общеевропейского значения. За его сохранностью надзирает не только Италия, но и Евросоюз в целом. Здесь, к примеру, водятся редкие виды пауков и пресмыкающихся. А еще — уникальные козы.


Читаем у Дюма:


Наутро Дантес взял ружье, пороху и дроби и объявил, что хочет пострелять диких коз, которые во множестве прыгали по утесам.


Ступить на осыпающиеся склоны острова можно только с разрешения Лесной полиции. И таких счастливчиков в год набирается не более тысячи. Впрочем, половина из них бывает здесь каждый год. Это геологи и биологи. Оставшиеся полтысячи — 'очень важные персоны' со всего белого света да пара-тройка групп экскурсантов человек по тридцать. Кстати, чтобы попасть на Монтекристо, некоторые из любознательных ждут в очереди по пять-шесть лет.


В конце апреля состоялась последняя в нынешнем году 'высадка' на остров. Итальянцы, дорожа своим природным раритетом, закрывают заповедник до 2005 года, чтобы провести кое-какие работы по благоустройству. Мне повезло. На остров я попал, что называется, 'по блату', с помощью близких знакомых.


Остров Монте-Кристо (прославив остров в своем знаменитом романе, А.Дюма немного изменил его написание.— Прим.ред.) был знаком экипажу 'Юной Амелии'; это была одна из обычных его стоянок. Дантес видел его издали каждый раз, когда ходил на восток, но никогда не приставал к нему. Он обратился к Джакопо:


— Где мы проведем ночь?


— Да на тартане, — отвечал матрос.


— А не лучше ли нам будет в пещерах?


— В каких пещерах?


— В пещерах на острове.


— Я не знаю там никаких пещер, — отвечал Джакопо. Холодный пот выступил на лбу Дантеса.


— Разве на Монте-Кристо нет пещер? — спросил он.


— Нет.


Во времена Эдмона Дантеса пещеры, может, и были, но сейчас их нет. Либо завалило оползнями — на Монтекристо они — не редкость, либо воде и ветру так и не удалось пробиться в гранитные недра. Когда-то здесь жили неандертальцы. Скорее всего, именно они первыми обосновались на продуваемом всеми ветрами острове. От их пребывания следов почти не осталось. Как, впрочем, и от последующих поколений древних людей.


Официальная история Монтекристо начинается с этрусков, которые в железном веке, запасаясь дровами для кузниц, вырубили под корень местные рощи. Финикийцы и карфагеняне тоже долго не задержались на неприветливом утесе. Древние же греки здесь не высаживались, а равнодушно проплывали мимо острова, нареченного ими Окразией.


Римляне назвали утес Горой Юпитера (Монс-Йовис). Местный гранит нежно-розового цвета они сразу пустили в дело — на облицовку дворцов патрициев на соседних островах — Джаннутри, Джильо и Эльба. До сих пор на дне у берегов Монтекристо покоятся галеры, груженные неподъемными гранитными кубами, а склоны острова иссечены шрамами, нанесенными античными камнетесами.


В наши дни пришвартоваться на Монтекристо можно только в одном месте — бухте Кала-Маэстра, открывающейся в сторону северо-запада. Расположена она неудачно. Именно из Франции, то есть с северо-запада, дует мистраль, очень злой ветер. В осеннюю пору мистраль может затянуть свою 'песню' на целый месяц, и тогда ни один капитан не решится приблизиться к Монтекристо.


Только неистовые богоборцы могли избрать безлюдный клочок суши для постоянного жилья. В 445 году нашей эры на острове обосновался архиепископ Палермо Мамилиан, провозглашенный святым. Здесь он спасался от преследований Герзериха, предводителя вандалов в Северной Африке. Мамилиан не только прижился на острове, но и, по преданию, поразил обитавшего на скале дракона. Это символизировало победу христианства над силами зла. Откуда и пошло современное название острова — Гора Христа.


Воспитанники Святого Мамилиана — монахи-бенедиктинцы в 600 году выстроили монастырь. Его развалины до сих пор видны на одном из склонов. В VII веке братству монастыря был присвоен статус ордена, и Монтекристо стало одним из процветающих аббатств Северной Италии. Пять столетий спустя аббатство свое влияние утратило. Никто не знает, что произошло. Но монахи покинули остров. По одной из легенд они бежали от пиратов и сарацин, охотившихся за сокровищами, которые монахи спрятали в каменной расщелине.


...Сперва он закрыл глаза, как это делают дети, чтобы увидеть в сверкающей ночи своего воображения больше звезд, чем они могут насчитать в еще светлом небе, потом открыл их и замер ослепленный.


В сундуке было три отделения.


В первом блистали красноватым отблеском золотые червонцы. Во втором — уложенные в порядке слитки, не отделанные, обладавшие только весом и ценностью золота. Наконец, в третьем отделении, наполненном до половины, Эдмон погрузил руки в груду алмазов, жемчугов, рубинов, которые, падая друг на друга сверкающим водопадом, стучали, подобно граду, бьющему в стекла.


Но это только в воображении Дюма можно было запускать руки по локоть в рубины-сапфиры и набивать ими карманы. Лейтенант итальянской Лесной полиции Марко Конти (фамилия, кстати, — графская) так 'рявкнул' на туристку, вздумавшую подобрать с каменистой тропинки засохшую веточку вереска, что у той невольно разжались пальцы.


— Тут дело принципа. Оттого, что кто-то увезет с собой цветок или камушек, остров не обеднеет. Но давайте уважать местные законы, — произнес лейтенант, уже смягчившимся голосом. — И давайте не будем курить. Потерпите часок. Только ваших окурков тут не хватало.


На Монтекристо, в 39 милях от итальянского побережья, уплываешь не только в пространстве, но и во времени. В сотовом эфире — полная тишина, блага цивилизации отсутствуют. О современности напоминают лишь силуэты круизных лайнеров на горизонте да прочертившие лазурное небо белые хвосты-выхлопы самолетов.


Островные законы неписаны, пожалуй, лишь для двух постоянно живущих здесь смотрителей — Альберто и Фредерики. Только им дозволено запускать динамо-машину с бензиновым мотором, засорять эфир позывными своей УКВ-станции. Альберто Капеллини как вчера помнит тот день, когда первый раз попал на Монтекристо.


15 апреля 1998 года изменило всю его жизнь. Он понял, что ему больше не нужна родная Флоренция, хочется быть только здесь, подальше от людской суеты. Ему повезло: администрация национального парка проводила конкурс на должность 'хранителя' гранитной скалы. Альберто и его подруга жизни Фредерика выиграли конкурс у 80 пар-конкурентов.


Теперь их дом — типичная хижина без всяких удобств, зато под кронами вековых алеппских сосен и всего в 20 метрах от бухты. Весь год (один месяц отпуск на материке) Альберто и Фредерика существуют только друг для друга. А еще — для скал, моря и неба. Или наоборот.


Любовь — это прекрасные и чистые чувства. Единственное, что может превратить смерть в бессмертие, а жизнь человека из серой и никчемной в неземной рай — это любовь. Единственное, что она требует от человека — это защиты. Вы теряете свою любовь только потому, что не можете вовремя ее защитить. Любовь — это то, ради чего существует этот мир. Не лгите сами себе — любовь вечна.


Это — ремарки о прекрасном и чистом чувстве, вложенные в уста графа Монте-Кристо большим сердцеедом Александром Дюма.


Французскому писателю, увы, не довелось самому побывать на острове. Бытовавшее в народе с незапамятных времен предание о неком затворнике, который разбогател, завладев сокровищами Монтекристо, поведал писателю один коммерсант. Было это в итальянском Ливорно. Посещая остров Эльбу, крупнейший в Тосканском архипелаге, Дюма смотрел на гранитный утес в подзорную трубу, но добраться до него у знаменитого писателя способов не нашлось. Под впечатлением чудесной сказки, рассказанной коммерсантом, и дивных средиземноморских пейзажей Дюма просто не мог не взяться за перо, чтобы создать приключенческий шедевр. В некоторых исторических документах есть ссылки на то, что на Монтекристо и впрямь были спрятаны несметные сокровища. Великий герцог Тосканский Козимо I (1519—1574) даже организовал его поиски, но безрезультатно.


Легенду о сокровищах на острове подпитывало не только его таинственное монастырское прошлое. Гранитные скалы стали вотчиной пиратов. Если 'Гора Христа' — значит, Голгофа, а следовательно, — кровь и смерть. И сегодня рыбаки, промышляющие сардин возле острова, шепотом рассказывают о доносящихся с берега человеческих криках. Говорят, что дракон, сраженный Святым Мамилианом, не сдох, а пригрел корсаров и до сих пор живет в глубине острова.


— Что это за огонь? — спросил Франц.


— Тише! — прошептал хозяин лодки. — Это костер.


— А вы говорили, что остров необитаем!


— Я говорил, что на нем нет постоянных жителей, но я вам сказал, что он служит убежищем для контрабандистов. — И для пиратов!


— И для пиратов, — повторил Гаэтано.


Прошли века. В XIX столетии Монтекристо облюбовали отпрыски итальянских и английских знатных семей. Первым делом возвели помпезную Вилла-Реале — для отдыха и развлечений. Потом для охоты развели кабанов, фазанов, зайцев и разбили сад с диковинными растениями. Сейчас все это пришло в запустение и выглядит, как воплотившийся в камне реквием греховной страсти к неуемной роскоши. Без людей животные вымерли. Остались только неприхотливые козы. Нежные растения поглотил колючий кустарник.


Во Вторую мировую войну итальянские фашисты с подачи союзников — гитлеровцев не придумали ничего лучшего как разместить на острове военную базу. К счастью, она не пригодилась. Последние строения времен войны снесли в 1949 году.


Удивительно, но на Монтекристо разрешена охота на заповедных коз. Правда, отстреливают их зоологи с университетским образованием по строгой системе, сверяясь с заумными таблицами и графиками. В пищу козлятину не употребляют. Коза Монте-кристо — capra di Montecristo — уникальный символ острова, которому полагается иметь исключительный, всегда одинаковый 'экстерьер'. Едва эволюция делает шаг в сторону, как вмешивается 'царь природы' и направляет генетику в требуемое русло.


Завезенные, как предполагают, еще финикийцами из Малой Азии, козы Монтекристо просто обязаны сохраняться в первозданном виде и не позволять себе роскоши мутировать.


Именно эти животные, так и оставшиеся дикими, задают тон островной флоре. На Монтекристо не растут растения, которые козы могли бы съесть вчистую. Все цветы, кустарники, мхи и лишайники, гнездящиеся в расщелинах, для коз несъедобны. Что касается алеппских сосен, то растут они до сих пор лишь потому, что посадили их на огороженной территории той самой Вилла-Реале, где отдыхала знать. Иначе свежие хвойные побеги давно были бы переварены желудками парнокопытных. В целом же флора Монтекристо не так богата как благородна: вереск, мирт, земляничное дерево, розмарин, эвкалипт. Кустарник же с породистым названием 'олеандр' считается чуть ли не сорняком. Только избранным ныряльщикам довелось насладиться подводным миром у обрывистых берегов Монтекристо. Кораллы, губки, невиданной красы рыбки, рачки и моллюски словно понимают, что живут в заповеднике. Перечислять латинские имена этих эндемичных особ нет смысла. Тревогу у экологов вызывает лишь тот факт, что в результате глобального потепления Земли в окрестные воды Монтекристо проникли обитатели тропических морей, которые перекочевали из экваториальных широт через Гибралтар в Средиземное море.


— Что же это за рыбы? — спросил Данглар.


— Вот Шато-Рено жил в России, он скажет вам, как называется одна из них, — отвечал Монте-Кристо, — а майор Кавальканти, итальянец, назовет другую.


— Это, — сказал Шато-Рено, — по-моему, стерлядь.


— Совершенно верно.


— А это, — сказал Кавальканти, — если не ошибаюсь, минога.


— Вот именно. А теперь, барон, спросите, где ловятся эти рыбы.


— Стерляди ловятся только в Волге, — ответил Шато-Рено. ...Когда зимой дует северный ветер — трамонтана, воздух над Тирренским морем становится настолько прозрачным, что далеко на востоке виден итальянский берег. Но визуальная связь с материком длится от силы несколько дней. Стихает трамонтана — и Монтекристо вновь отправляется в 'ссылку' — в глушь Тирренского моря. Очарование Монтекристо — в его неподражаемом горделивом одиночестве. И в начале высокотехнологичного XXI века он — такой же 'бобыль', каким жил до прихода высокочтимого брата Мамилиана на заре христианской веры.


Почти спустя сто лет после выхода в свет романа Александра Дюма на Кубе была зарегистрирована торговая марка сигар под названием 'Монте- кристо'. Толстая, как сарделька, 'Монтекристо' — ароматное завершение праздничного ужина. Эти сигары имеют разный калибр. Коробка самых дорогих обойдется в 125 долларов.


Нельзя не сказать и о мелкокалиберной винтовке 'Монтекристо'. О ней упоминали и наши писатели — Алексей Пантелеев в цикле 'Дом у Египетского моста' и Аркадий Гайдар в повести 'Школа'. 'Дома не знали, куда его посадить, накупили ему подарков, а мать, взяв с него торжественное слово больше не убегать, пообещала купить ему к лету ружье монтекристо', — писал Гайдар о герое повести. Поэт и исполнитель Александр Вертинский пел: 'Я увидел вас в летнем тире, где гудел 'Монтекрист' как шмель'. В старых тирах стреляли не из пневматического оружия, а из мелкашки 'Монтекристо'. Эти винтовки имели калибр не более 6 миллиметров, а весили всего чуть больше килограмма. В первые годы XX века их можно было купить на обычном рынке за пятерку. Ружья 'Монтекристо' с удовольствием покупали садовники для охраны фруктовых деревьев от ворон и сорок и служители парков, чтобы гоняться за бродячими кошками, разоряющими птичьи гнезда. Впрочем, из-за слабого звука выстрела мелкашки 'Монтекристо' облюбовали и браконьеры.


Некоторые исcледователи творчества великого романиста утверждают, что он до конца дней своих грезил островом Монтекристо и даже якобы просил свозить туда хотя бы на один день его прах.


Как бы то ни было, но упокоиться в одной могиле автору 'Графа Монте-Кристо' и 'Трех мушкетеров' не довелось. 29 ноября 2002 года в небольшом городке Виллер-Котре, на севере Франции, останки Александра Дюма были эксгумированы. Так, местные жители во второй раз простились со своим знаменитым земляком. На следующий день, согласно указу президента Франции, прах Александра Дюма перезахоронили в парижском Пантеоне.


Но все же в те ноябрьские дни желание Дюма оказаться на острове в Тирренском море словно сбылось — погребальный кортеж сделал остановку в любимом поместье писателя на берегу Сены, недалеко от Парижа. Этот замок назывался так же, как и остров, — Монтекристо.

Подготовлено по материалам сайта "Эхо планеты"


страницы: 1


Статьи по теме:
  • Как турфирмы нас дурят
  • Бенидорм - туристический феномен Европы
  • 10 фактoff о Норвегии






  • Главная | Новости | Форумы | Германия | Чехия | Греция Туризм Top100